Тайны старого сундука 
  Книги Открытки Иконы Сундуки Фарфор, стекло Дерево Росписи Рукоделие Мода  
  Кирпичи Изразцы Металл Монеты Марки Разное Коллекции           Выставки Музеи  


ЗаметкиСкучаете? Отправляйтесь на поиск сокровищ!
Коллекционеры и накопители
Мысль и изображение
Мифологический образСотворение мира и модель мирозданияБоги, герои, людиМифы и реальностьСтаринные карты и картографыВизуализация историиЛитературное отступление. «Талисман» Татьяны Латуковой
Пушкин в дороге
Можно ли найти в старом доме урну с прахом


Визуализация истории

Совершенно особую роль «камертона», настраивавшего культурное сознание эпохи и уже через него — мышление исследователя и конструктора, со времен позднего средневековья играла визуализация «историй». Паоло Веронезе (1528 — 1588) так объяснял богатство композиции «Пира в доме Левия» перед судом инквизиции в 1573 году: «Мы, художники, позволяем себе пользоваться свободой, признаваемой за поэтами и шутами». На вопрос, зачем изображен шут с попугаем, Веронезе отвечал: «Для украшения, как это принято делать». Суд ограничился распоряжением сделать несколько поправок в картине.

Апофеоз Александра Великого. Коптская ткань. VI век
Апофеоз Александра Великого
Коптская ткань
Египет. VI век

Романы об Александре Македонском, пользовавшиеся неослабевающей популярностью более тысячи лет, порождали у читателей жгучее желание увидеть, как, скажем, происходил спуск великого искателя приключений на морское дно. Спрос рождал предложение, и многие таким образом впервые могли увидеть, что такое водолазный колокол.

Александр Македонский. Фрагмент мозаики. I век
Александр Македонский
Фрагмент мозаики. Дом Фафна.
Помпеи. I век

Русь не осталась в стороне — в начале XV в. здесь появились переводы южнославянских версий: «Александрия, повесть и сказание известное о самодержце царе великой. Македонии, и наставление храбрым нынешнего времени, чудно послушать, если кто хочет».

История Александра Македонского. Византийская миниатюра
История Александра Македонского
Византийская миниатюра.
XII век

Еще более чудесное приключение, рассказ о котором занял 100 песен «Божественной комедии», содержало в себе подлинный вызов художнику. И вот Доменико ди Микелино пишет в соборе Санта Мария дель Фьоре портрет Данте перед горой Чистилища, где одной «кулисой» сцены служит изображение Ада, а другой — облик Флоренции, включая самый собор (1465 год).

Это далеко не первое из изображений «по Данте» — всего через несколько десятилетий после завершения «Божественной комедии» в капелле Строцци церкви Санта Мария Новелла художник Нардо ди Чьоне написал фреску «Ад» и «Рай», все же, впрочем, близкую к традиции.

Данте. Фрагмент фрески. Мастерская Джотто
Данте. Фрагмент фрески. Мастерская Джотто
Флоренция. Около 1340 года

Если большинство художников были увлечены изображениями наказаний в кругах «Ада», то в своем графическом цикле Сандро Боттичелли дерзнул попыткой иллюстрирования «Рая» и что наиболее интересно — иллюстрированием Х песни «Чистилища», где Данте и Вергилий проходят мимо скалы, покрытой тематическими барельефами (Боттичелли преобразил их в картины).

Данте, Гомер, Вергилий. Фрагмент фрески Рафаэля «Парнас» в станцах Ватикана
Данте, Гомер, Вергилий
Фрагмент фрески Рафаэля «Парнас» в станцах Ватикана
Рим. Около 1511 года

Данте с Божественной комедией в руках. Фреска Доменико ди Микелино(?) в Санта Мария дель Фьоре
Данте с Божественной комедией в руках
Фреска Доменико ди Микелино(?) в Санта Мария дель Фьоре
Флоренция. Около 1465 года

Чуть позже Жан Фуке создает циклы миниатюр к «Иудейской истории» Иосифа Флавия и французскому переложению исторических сочинений Тита Ливия. Средневековое понимание истории не спешило уступить место ренессансному и в самой Италии,. не говоря о ее северных соседях. Все события в границах средневековой доктрины были как бы одновременны относительно «подлинной» истории человечества от первородного греха через искупление Иисуса ко Второму пришествию. Если же так, то ничего странного не было в том, что исторические персонажи оказывались всегда одеты по тогдашней последней моде и постройка Иерусалимского храма Соломоном оборачивалась детальным изображением процесса строительства собора в стиле поздней, «пламенеющей» готики.

Строительство Иерусалимского храма. Миниатюра Жана Фуке из книги «Иудейская история» Иосифа Флавия
Строительство Иерусалимского храма
Миниатюра Жана Фуке из книги «Иудейская история» Иосифа Флавия
Франция. Около 1470 года

Жажда увидеть невиданное была велика и ненасытна. Читатели книг Марко Поло с наслаждением разглядывали изображения, позволявшие им хоть как-то представить себе невообразимо далекий Китай.

Речь не только о наивных читателях — по настойчивой просьбе Епифания Премудрого , Феофан Грек создал для него изображение храма св. Софии в Константинополе.

Епифаний (умер в 1420 году), игумен Троице-Сергиевой лавры, наряду с «Житием» Стефана Пермского, «Сказанием о пути в святой град Иерусалим» и «Житием» Сергия Радонежского был автором замечательных писем. Одно из них, чудом уцелевшее в Соловецком монастыре, содержит удивительно живое описание работы Феофана Грека и глубочайшего восхищения от бесед с художником. [Сказание Епифания-мниха о пути к Иерусалиму. Православный Палестинский сборник. Т. 5, вып. 3. СПб., 1887, с. 17.]

Легче понять, как нужен был зримый образ, наглядная «модель» вполне конкретного (действительно, очень сложного по структуре) сооружения, если сопоставить его с описанием: «В нюже аще странен внидет без проводника, без заблуждения не мощи ему излезти, аще и зело мудр быти мнится, множества ради столпотворения и околостолпия, сходов и всходов, преводов и переходов, и различных полат и церквей, и лестниц, и хранительниц, и гробниц, и многоименных преград и предел, и путей, и дверей, влазов же и излазов и столпов каменных вкупе»

Изображения мифа, легенды, мечты, рассказанной истории — какую гигантскую роль они сыграли в становлении той высокой романтики науки, без которой сама наука была бы невозможна. Их совокупность составляет фонд зримых образов, из которого вырастали задачи достижения нового знания или нового технического умения — в не меньшей степени, чем из обыденного опыта, возможно, что и в большей. Изображая дальние земли и города, растения и животных, создавая портрет и ландшафт, художник дал возможность видеть мир упорядоченным по вертикали и горизонтали относительно центра, взятым в раму, организованным по глубине, то есть познанным и воссозданным заново.

Мощь художественной визуализации, казалось бы, отступившей перед развитием технических средств, проявляется и в новейшее время. Разумеется, фото- и киноаппарат, в последнее время нередко в сочетании с дисплеем компьютера, переняли у художника задачу прямой передачи увиденного, но не могли и не могут заменить его в тех бесчисленных ситуациях, когда необходимо придать форму тому, чего еще нет. Сколько инженерных конструкций ХХ века восходят к иллюстрациям романов Жюля Верна! Аэропланы Можайского и братьев Райт немногим, разумеется, напоминают изображения воздушных кораблей Робура-завоевателя в изданиях конца прошлого столетия, и все же они им родственны несомненно.

Батискаф Пикара имел своим прототипом рисунки к роману «20000 лье под водой», а когда в 60-е годы мир начал привыкать к словам «космический корабль», «космическая станция», мы обнаружили на фотографиях не столь уж неожиданные конструкции. Многие из них оказались знакомы по иллюстрациям к фантастике начала века, по иллюстрациям в научно-популярных журналах 30-х годов.

Этому не приходится удивляться: совершенно новые конструкции создавались людьми, воображение которых было с детства сформировано именно этими иллюстрациями! Когда уже в 80-е годы мир начинает привыкать к роботам, когда их начинают изготовлять школьники в технических кружках, мы часто видим воплощение рисунков полувековой давности, включая иллюстрации к роману Карела Чапека «Р.У.Р.», на страницах которого впервые прозвучало слово «робот».

Так и сегодня. Как только возникнет заново вечная задача объяснить, научить, выстроить первый проектный образ будущей конструкции или теоретической модели, художник оказывается необходим. Он необходим вообще, независимо от тематики и жанра, уже тем, что продолжает великую традицию искусства, научившего людей видеть, понимая увиденное. Он необходим специально, когда следует предъявить взору в линиях и цвете внутреннее устройство вещества, ход процессов, происходящих в глубине Земли или в открытом Космосе. Визуализация, а с нею и искусство остаются средством всякой познающей и конструирующей деятельности.


Современные открытия, визуализации сложных уравнений, безграничное воображение, ставшее реальностью ежедневной жизни - на сайте Криофизика - наука о холоде на земле и в космосе. Как заметили ещё древние наблюдатели - согреть что-либо намного проще, чем остудить. Добыть и сохранить тепло - практическая задача, с которой справится и толковый подросток. А вот охлаждение и сохранение холода - задача магическая, неподвластная среднему разуму.
В двадцатом веке человечество решило эту задачу, обеспечив каждую кухню простым холодильником. Впереди решение других - и художественных, и научных задач.


В.Л. Глазычев






      • Главная   • Заметки на крышке сундука   • Мысль и изображение   • Визуализация истории  


Книги Татьяны Латуковой Вышивки и кружева, рукоделие и ковроткачество Кирпичи с клеймами
  Книги   Открытки   Иконы   Сундуки   Фарфор   Дерево   Росписи   Рукоделие   Мода  
   Кирпичи  Изразцы  Металл  Монеты  Марки  Разное  Коллекции  Заметки  Музеи  Выставки 
 
  © OldChest.ru, Тайны старого сундука, 2009-2020.
Старинные предметы, коллекционирование, музейные и частные редкости и
достопримечательности. Антиквариат и старые бытовые предметы, букинистика,
нумизматика, филокартия, интересные артефакты из прошлого.
Контакты
О проекте
Партнёры
Карта сайта